Открытое письмо Александра Ефремова

По статистике, самым большим доверием среди населения пользуются СМИ, особенно телевидение, поэтому обыватели, характеризуя ту или иную проблему в государстве, глубоко не вникая в суть, изъясняются телевизионными штампами. А учитывая, что на ТВ-каналах ток-шоу заполонили молодые люди, порой не имеющие не только жизненного опыта, но и элементарных профессиональных знаний по обсуждаемым проблемам в обществе, мы, зачастую, имеем точку зрения так называемых «темников», которые готовятся в Администрации Президента и отражают позицию отдельных людей этого ведомства. Безусловно, согласованную с «сидящим на самом верху». Добавим сюда допущенных властью на экраны популистов от политики, ограниченный круг политологов, прописные истины которых преподносятся как явление гуру, а также существование черных списков с фамилиями тех, кого, со своей точкой зрения, на широкий экран допускать не велено, и мы приблизительно получим понимание того, какую политику сегодня власть проводит в государстве, и что СМИ в Украине — самые свободные, а кто с этим не согласен, сами себя (по мнению самих же высокопоставленных чиновников), к примеру, могут и сжечь.

Данное пространное (да простит меня читающий) вступление написал для того, чтобы ответить на другой вопрос, постоянно задаваемый мне журналистами во-время единственно возможных сегодня встреч на судебных заседаниях. А был ли другой вариант развития событий на востоке Украины, кроме того, который привел к многочисленным жертвам, разрушенным городам и поселкам, искалеченным судьбам? По моему мнению, был. Эту точку зрения отстаивал до последнего тогда, еще более убеждаюсь в ее правомерности сегодня. Для того, чтобы ее понять, мне видится очень важным стать на позицию, что все граждане Украины, независимо от их места проживания, равны. И все — свои. А не ставить клеймо на одних, заведомо делая их порочными, а другие, безоговорочно, что бы не делали, все равно ангелы и априори правы.

Но давайте уйдем от лирики. Какие же вопросы, проживающие на востоке люди, задавали и, порою, обостренно требовали их решения в начале 2014 года? Их было немного, а точнее — три. Первый из них касался статуса русского языка. Второй – перераспределения полномочий между центром и регионами с соответствующим финансовым обеспечением, и третий – нейтрального статуса Украины (внеблоковость страны тогда была законодательно закреплена). Но в связи со сменой власти люди настаивали на подтверждении данного факта. Безусловно, свою роль в формировании позиции по третьему вопросу играл, как исторический фактор (спасибо деду за победу), так и официальная позиция Российской Федерации. Вопрос об отделении тогда даже не звучал. Затем в Украине начались мусорные люстрации, приковывание губернаторов наручниками и их публичное истязание, издевательство над прокурорами. Улицы заполонили молодые люди в балаклавах, вооруженные дубинками, битами и прутьями. И при всем при этом — полная бездеятельность власти! В это же время -абсолютно неуместное шараханье депутатов Верховной Рады вокруг закона о языках Украины. И явно провокативные выступления отдельных из них по данному вопросу. Все это не могло не посеять чувство страха у людей, в том числе и на востоке, где в то время ситуация была спокойная и совершенно управляемая.

Именно тогда необходимо было ставить конкретные задачи перед уже вновь назначенными новыми киевскими властями руководителями (в Луганской области в течении марта были заменены все руководители, начиная от губернаторов, начальников управлений внутренних дел, СБУ, пограничной, таможенной служб, налоговой администрации, прокуроров и т.д.). Делегировав им соответствующие ситуации полномочия и определив направление их действий, чего сделано не было. Невозможность влиять на ситуацию со стороны отстраненных руководителей и явная растерянность вновь назначенных привели к тому, что стали появляться новые лидеры. В этом еще предстоит разобраться, на базе какой или каких структур и при помощи кого они смогли так быстро самореализоваться. Безусловно, этому способствовали события в Крыму. Первым же активным действием этих новых т.н. лидеров в Луганской области стал захват здания СБУ. Захват – это громко сказано. Здание было специально построено для СБУ и захватить его было очень сложно. Реакции на событие со стороны власти никакой не последовало. А дальше, когда первые руководители области и силовых структур фактические бежали с областного центра, ситуация вовсе потеряла управляемость. Но даже в этот период, глубоко уверен, можно было не допустить вооруженного противостояния.

Руководству страны необходимо было стать на государственную позицию, взять инициативу в свои руки, создать специальную группу, делегировать ей полномочия и вступить в двухсторонние переговоры, чего сделано не было. Несмотря на то, что я неоднократно на этом настаивал на самом «высоком» уровне. Безусловно, что поддержка данного решения на тот момент могла бы привести к потере части рейтинга тех политиков, которые бы на это пошли. Но это избавило бы нас от последующих жертв, разрушений, поломанных судеб и фактической войны на своей земле. Через какое-то время нам все равно пришлось прийти к тому же решению, подписав Минские соглашения, но уже с более жесткими требованиями и потерей инициативы.

Что дальше? И вот здесь мне хотелось бы вернуться к началу, к моему экскурсу о СМИ. Руководство Украины (по крайней мере в лице Президента) постоянно заявляет, что альтернативы политическому решению проблемы (читай – Минским соглашениям) на востоке Украины нет. Но при этом большинством СМИ культивируется другая точка зрения: никаких уступок. А мы помним, что доступ к СМИ имеют лица, получившие добро от власти и озвучивающие тезисы «темников», написанных в недрах Администрации Президента. Что это? Плюрализм в рамках точки зрения одного человека или же сознательные действия, преследующие другие цели? Понимаю одно, если власть разделяет позицию, отраженную в Минских соглашениях, то нужно об этом открыто говорить с обществом, приводя соответствующий аргумент. Боюсь, что вокруг этого вопроса просто идет игра, которую ведут ястребы украинской политики. И пока они выигрывают. А в проигрыше, как всегда, оказываются большинство граждан Украины. Не видя просвета, теряя надежду, скатываясь в нищету, испытывая стыд перед своими детьми, многие видят выход только в одном – уехать из страны. Ведь согласно социологическим исследованиям, 73% украинцев хотели бы уехать на ПМЖ в другую страну. При таких процентных показателях власти необходимо костьми лечь, но добиться «безвиза». А неверие людей в свое будущее в родной стране можно ведь «подсластить» и точкой зрения отдельных ученых. К примеру, ученый из Института социологии НАН Украины заявил, что он не боится миграции молодых и талантливых украинцев за рубеж (журнал «Новое время» №37 от 7 октября 2016 года). И может быть, кого-то этим внутри страны можно обмануть, вот только у думающих людей, которые хотят сами разобраться в ситуации, формируется другое мнение и его сжато выразил журналист немецкого издания «Deutsche Welle» в рамках интервью с Павлом Климкиным: «Кажется, вы живете в другой реальности, господин министр»… Кому интересно прочитайте об этом в газете «Факты» от 11 октября 2016 года. Мне, после прочитанного, стало стыдно. И что-то мне подсказывает, что в этом чувстве я сегодня в нашей стране не одинок.

P.S. Что более характерно для человека жестокость или способность ее стыдиться? Главным для человека является не жестокость и не стыд, а умение прощать. Если бы человечество не умело прощать, то быстро истребило бы себя в непрерывной вендетте. Давайте подумаем об этом.

Александр ЕФРЕМОВ