Александр Ефремов: Это уже не суд. Это пытка судом.